Реформа с нулем справа

П. Теплухин: "Государственной УК разрешено вкладывать только в государственные ценные бумаги на первичном размещении и держать до погашения, доходность по таким инвестициям с учетом инфляции - минус 1% годовых. За 20 лет это примерно 35%, т. е. от вложенного в ПФР рубля останется 65 копеек."

Самая таинственная и загадочная реформа из всех, что сегодня идут в нашей стране, - реформа пенсионной системы. В ней участвуют 60 миллионов россиян. Но можно биться об заклад: 90% из них ничего не знают, а 10% ничего не понимают. А между тем до 1 октября каждый из 60 миллионов должен принять едва ли не самое важное инвестиционное решение в своей жизни: определиться, кому доверить свою пенсию. Число участников проекта примерно соответствует числу избирателей. Но на пропаганду выборов в бюджете 2003 г. заложено 3 млрд. руб., на разъяснение сути пенсионной реформы - ни копейки. Почему? Что делать? Разобраться в этом читателям "ЦП" помогут замминистра Минэкономразвития РФ Михаил ДМИТРИЕВ и президент управляющей компании "Тройка Диалог" Павел ТЕПЛУХИН.

Михаил Дмитриев - идеолог реформы. Выступая в клубе региональной журналистики "Из первых уст", он сказал, что, догоняя мир, Россия оказалась перед лицом тех же вызовов, что и развитые страны: глобализация привела к мобильности товаров и услуг, капитала, труда, информации. Гораздо более значимые решения принимаются не государственными чинами, а обычными людьми. Осознание этого везде идет непросто, и тем более у нас, где многие уверены, что интересы государства выше интересов гражданина. Пенсионная реформа, по версии М. Дмитриева, - наш ответ на вызов времени. Граждане получают право выбирать между государственным и негосударственным пенсионными фондами и даже внутри фонда выбирать лучшего управляющего. Модель имеет издержки: любой выбор недешев. Зато он дает гражданину контроль над ситуацией: если он чувствует, что его обманывают или для него работают плохо, может голосовать ногами. Как только была создана демократичная модель для пенсионной системы, пошли предложения для медицинского и социального страхования... Все поняли, что голосование ногами и руками граждан может повлиять на решение их проблем, заставить систему работать эффективнее.

Но соавтором реформы был Михаил Зурабов, руководитель Пенсионного фонда РФ. Не реформатор-теоретик, а практик, распоряжающийся деньгами пенсионеров, а это больше федерального бюджета РФ. И вот ему предлагают пустить в огород страховщиков, НПФ, управляющие компании (УК) и еще 60 млн. граждан. Первыми из схемы вылетели страховщики. Потом - НПФ и УК. Они, однако, решили, что "нас кидают, просто классически развели", - так выразился Павел Теплухин, выступая в том же пресс-клубе. В итоге атаки на Госдуму им удалось отстоять участие НПФ и кое-какие позиции УК. П. Теплухин уверен, что лет через 5-8 всем станет ясно: глупость - исключать частный бизнес из реформ. То, что Сбербанк не был раздроблен на части, которые бы конкурировали между собой, не позволило создать полноценную банковскую систему. Газа или электричества не хватает не потому, что их нет, а потому что есть монополии "Газпром" и РАО "ЕЭС". Не допустив к пенсионным деньгам частный бизнес, мы убили бы и фондовый рынок, пустив на него монопольного игрока с активами, превышающими бюджет страны.

Но дело сделано. В ближайшие месяцы каждый из нас должен получить выписку со своего персонального счета в государственном пенсионном фонде и список управляющих компаний, которым мы можем передать свои сбережения для инвестирования. Выбор по масштабу вроде федеральных выборов: такое же число голосующих, бюллетени, где нужно галочки ставить, и приличное число претендентов - УК. Тот, кто не выберет (таких называют "молчунами"), останется в государственном фонде под управлением государственной же управляющей компании. Этим и объясняется секретность реформы. Но, может, и хорошо это - остаться в ПФР? П. Теплухин объясняет, что государственной УК разрешено вкладывать только в государственные ценные бумаги на первичном размещении и держать до погашения, доходность по таким инвестициям с учетом инфляции - минус 1% годовых. За 20 лет это примерно 35%, т. е. от вложенного в ПФР рубля останется 65 копеек. А негосударственные пенсионный фонд и УК заинтересованы в росте доходности, ведь их вознаграждение зависит не от штатного расписания, как в госфонде, а от дохода, который они нам заработали.

Но управляющим компаниям, как это ни обидно, не нужны эти наши счета. Да, они обязаны взять на обслуживание любой пенсионный счет, вне зависимости от размера. Но не будут тратиться на привлечение массовых клиентов. П. Теплухин предположил, что 4 тыс. руб. или 130 долларов в месяц - это средняя зарплата человека, с которым УК предстоит работать. Из этих $130 человек отчисляет в пенсионную систему от 2 до 6% в месяц, т. е. в среднем по $5 ($60 в год). Предположим, УК обеспечила доходность 10% годовых в валюте - $6. УК получит до 10% прироста - $0,6 с человека. Но чтобы только послать ему ежегодный отчет по почте, нужно $0,8. По этому поводу П. Теплухин констатирует: "Люди этой категории сами должны чем-то думать, сами проявлять какую-то активность и хотеть куда-то попасть. Иначе они останутся в государевом пенсионном фонде. А я буду работать с теми, у которых справа стоит еще один нолик".

Анна Степнова, "Деловое Поволжье" (Волгоград)

comments powered by Disqus