Интервью с заместителем генерального директора УК «НИКойл» Натальей Плугарь:

Первого июля граждане снова смогут написать заявление о переводе накопительной части пенсии в управление частной управляющей компании (УК). По мнению управляющих компаний и негосударственных пенсионных фондов, этот год вряд ли станет переломным для пенсионной реформы: граждане не всегда понимают суть реформы и не знают, кому лучше доверить свои деньги на старость.

Первого июля граждане снова смогут написать заявление о переводе накопительной части пенсии в управление частной управляющей компании (УК). По мнению управляющих компаний и негосударственных пенсионных фондов, этот год вряд ли станет переломным для пенсионной реформы: граждане не всегда понимают суть реформы и не знают, кому лучше доверить свои деньги на старость. Чтобы разобраться в таком сложном деле, требуется 4–5 лет, утверждают представители компаний, начинавших в середине 1990-х торговать ПИФами и привлекать частных инвесторов на фондовый рынок. Однако и эти прогнозы могут оказаться слишком оптимистичными, потому что разные ведомства, участвующие в реформе, действуют без оглядки друг на друга. Сначала Минфин отобрал максимально возможное число управляющих компаний – 55, но не проходит и трех месяцев, как глава Пенсионного фонда России Михаил Зурабов прозрачно намекает, что их слишком много, на самом деле хватило бы 10–15 опытных компаний. О том, как сами УК оценивают итоги первого раунда пенсионной реформы, RBC daily рассказала заместитель генерального директора УК «НИКойл» Наталья Плугарь.

- Когда стало ясно, что пенсионная реформа начнется в 2003 году, как УК начали готовиться к приему денег населения? В чем была специфика (если была) по сравнению с работой на рынке ПИФов и т.д.?

- Ясность появилась в июле 2002 года, когда был принят закон об инвестировании пенсионных накоплений. Но управляющие компании смогли начать рекламную кампанию только в конце 2003 года. Сначала не хватало нормативной базы, потом проводился конкурс среди управляющих, после этого заключали договора с пенсионным фондом. Ситуация более-менее прояснилась к середине октября. Но началась неразбериха со сроками подачи заявлений: сначала было 1 октября, потом 15 октября и, наконец, 31 декабря. Вопрос о том, как готовиться к приему денег, на повестке дня не стоял. Эти операции технически никак не отличаются от тех, которые связаны с инвестированием средств в паевые инвестиционныефонды (ПИФы). Деньги поступают в управляющую компанию, а она начинает ими управлять. Отличия лишь в том, что пенсионными накоплениями можно торговать только на организованном рынке, то есть совершать покупки по безадресным сделкам по лучшей цене. Остальная система такая же: тот же спецдепозитарий, тот же отдельный счет в банке, такая же схема работы с брокерами.

- Как Вы оценивали потенциальный спрос на эту услугу со стороны населения: в деньгах или количестве клиентов? На чем Вы строили такие оценки?

- Мы не оценивали потенциальный спрос ни в деньгах, ни в гражданах. Это невозможно, особенно учитывая то, что проблема сегодняшнего дня – информационный вакуум. Население знает о пенсионной реформе только то, что она идет. Управляющие компании вынуждены брать на себя обязанности государства и заниматься просвещением граждан вместо рекламы услуг. Предварительно, при обсуждении закона на рабочей группе в Думе, я высказывала мнение, что при системе выбора управляющей компании активно участвовать в реформе будет небольшое количество людей – примерно 1% от общего числа. Так и оказалось. Опыт других стран, проводивших подобную реформу, свидетельствует, что потребуется 4–5 лет, чтобы все поняли суть изменений. Только тогда сформируется услуга – управление пенсионными накоплениями, – которую можно будет продавать.

- По итогам конкурса на допуск УК к пенсионным деньгам были отобраны более 50 компаний. Это не слишком много? Вас не пугала перспектива работать в такой «тесной» обстановке?

- Игроков много. К управлению были допущены компании практически без опыта работы, созданные под конкурс. И людям пришлось выбирать из 55 наименований, что невозможно практически. Если кто-то и делал выбор, то понаслышке или по советам друзей.

- Вот Вы подвели итоги кампании по сбору пенсионных средств с населения, и как Вы оцениваете результаты? Сколько управляющих компаний будут работать на рынке через два-три года?

- Результаты объективные. Через два-три года,полагаю, картина на пенсионном рынке изменится. Вольются новые участники, например, хорошо себя зарекомендовавшая компания ДИТ, не прошедшая конкурс в 2003 году. Отсеются не менее 20-ти компаний, собравших минимальное количество заявлений, только для этого нужно внести изменения в законодательство. Сейчас по договору с Пенсионным фондом они должны работать с пенсионными накоплениями в течение 5-ти лет. Наиболее мощно некоторыми новичками рынка был задействован административный ресурс, когда служащий писал заявление по указанию работодателя. Этим и объясняются итоги первого года пенсионного выбора. Хорошие результаты эти компании смогут показать только в том случае, если привлекут к работе профессионалов. Иначе через несколько лет, когда граждане начнут понимать смысл реформы, они начнут уходить к тем управляющим, которые принесут больший доход.

- Чем руководствовались люди, которые доверили накопительную часть пенсии частникам? Как они объясняли свое решение?

- Большинство людей, звонивших к нам по горячей линии, говорили о том, что не доверяют государству. Это те, кто пострадал в 98 году из-за госбумаг, а не вследствие общего кризиса. Есть и те, кто уже сегодня инвестирует средства на фондовом рынке и знает, что частное управление более эффективно, чем государственное.

- Сколько денег в среднем принес каждый сознательный пенсионер в УК? Не слишком ли это маленькие суммы, чтобы компании интересовались ими?

- Управляющая компания не может определить, сколько денег принес каждый гражданин. Мы установим среднюю цифру, получив деньги и разделив сумму на общее количество заявлений. Думаем, она будет больше тысячи рублей, определенной государством. Вряд ли человек, озабоченный поиском хлеба насущного, интересуется миром финансов и сам выбирает управляющую компанию. Конечно, у некоторых встанет вопрос о том, как управлять маленькими деньгами: портфель меньше миллиона долларов может быть убыточен. Сложно будет приобретать ценные бумаги на рынке. НаРТС – большие портфели, очевидно, что все сделки нужно будет проводить на ММВБ, а это значительно сужает сферу активности управляющего.

- Какие результаты управления пенсионными средствами могут показать УК в этом году? Чем они будут объясняться, сильный ли будет разброс у разных компаний? В каком случае УК будут вместо дохода приносить клиентам убытки?

- У компаний с опытом разница не будет очень большой, результаты будут примерно одинаковыми. Новички сегодня непредсказуемы, хотя убытков, я надеюсь, не будет и у них. Пенсионный инвестиционный портфель ограничен. Государство максимально позаботилось о потенциальном вкладчике: управляющий может покупать только 5% бумаг одного эмитента. Думаю, доходность у всех частников будет выше, чем доходность государственной управляющей компании.

- Этой осенью УК продолжат жесткую битву за пенсионные деньги, или все будет не в пример более мирно? Почему станет возможным то или иное развитие событий?

- Об осени говорить еще рано. Пока закон не изменен, граждане будут писать заявление с 1 июля до 1 октября. А Пенсионный фонд обязан до 1 июля сообщить каждому о его доходах за 2003 год. Не думаю, что борьба будет больше, чем в прошлом году. Но без осложнений не обойтись: на рынок выходят негосударственные пенсионные фонды. При том уровне общей пенсионной осведомленности, который есть сейчас, новые игроки рискуют окончательно запутать граждан. Простому человеку сделать грамотный выбор будет еще труднее, чем в 2003 году.

- Михаил Зурабов заявил недавно, что, по его мнению, рынок пенсий могли бы разделить всего 10 компаний. На чем могла быть основана такая оценка? Об этом имеет смысл говорить сегодня, или подобные заявления лучше делать несколько лет спустя после начала реформы?

- Зурабов говорил другое: первоначально, когда определялись критерии (в том числе критерий по сроку работы на рынке), в список попадали 10–15 компаний. Именно 15 компаний собрали больше всех заявлений. При этом делать вывод, что некоторые старожилы не вошли в двадцатку, а новички находятся на первых позициях, рано. Учтите, лидеры с административным ресурсом – это не лидеры рынка. Кто, какую компанию реально выберет, исходя из ее доходности, теперь покажет время.

- Что вообще может послужить критерием успешности УК на рынке пенсионных денег? Если эти критерии есть, то можно ли их использовать в России? И надо ли их как-то контролировать, или отсеивать УК силами Минфина или ПФР?

- Критерий успешности на рынке – доходность. Будет доходность, будет стабильность – будет прирастать количество пенсионных заявлений. Отсеивать компании будет только рынок.

- Готовы ли УК выйти к Минфину и ПФР с предложениями по их регулированию или корректировке правил работы на рынке? Если да, то в чем суть предложений? /h2>

- Сейчас нет необходимости обращаться к регулирующим органам. Есть определенные вопросы по правилам работы на рынке. Они скорее технологического характера, чем политического или правового. Первое необходимое изменение в законодательстве – возможность прекращения действия договора с пенсионным фондом. Второе – отмена жестких правил приобретения бумаг (речь идет о лучших, безадресных сделках, совершаемых только на рынке). Это приводит к тому, что создается определенный ажиотаж в те моменты, когда появляется большое количество бумаг. И последнее. По действующему законодательству все управляющие компании должны выходить на рынок в один день – следующий после получения денег. Иначе нарушается структура портфеля. Получается, что все одновременно получат деньги, одновременно выйдут на рынок – и цены повысятся. А в конце года управляющие компании практически в один день должны будут направить деньги в Пенсионный фонд России (деньги тех, кто раздумал держать средства у частника или доверяет другой компании). Такие колебания, конечно, сильно отразятся и на рынке, и на портфеле. Бумаги будут покупаться дороже, продаваться дешевле.

RBC Daily

comments powered by Disqus