Пенсионер сам себе гарант

Пенсионный фонд РФ устами своего сотрудника Станислава Чернышева признал то, о чем россияне давно догадывались: денег на достойные пенсии для всех у государства нет. Что происходит с его деньгами, гражданин тоже узнать не может. А если даже выяснит – не сможет их забрать.

Пенсионный фонд РФ устами своего сотрудника Станислава Чернышева признал то, о чем россияне давно догадывались: денег на достойные пенсии для всех у государства нет. Что происходит с его деньгами, гражданин тоже узнать не может. А если даже выяснит – не сможет их забрать.

Почетный работник бывшего Минтруда, а теперь консультант Главного управления отделения Пенсионного фонда России (ПФР) по городу Москве и Московской области Станислав Чернышев заявил в понедельник:

«Государство не может гарантировать достойную пенсию своим гражданам ни сейчас, ни в отдаленной перспективе».

Разница между накопительной и страховой частями такая же, как между страховкой и депозитарным вкладом.

Страховая часть выплачивается лишь в случае наступления пенсионного возраста и только пенсионеру, пока он жив. Она так и называется «на дожитие» и составляет сейчас 14% от фонда оплаты труда. Еще 14% – накопительная часть, находятся в управлении в ПФР, который передает их Внешторгбанку или – по заявлению пенсионера – в негосударственные управляющие компании. Этими средствами может воспользоваться не только пенсионер, но и его родственники в случае его смерти до наступления пенсионного возраста.

«И это вполне логично, – разъяснил он. – Ведь высшие чиновники уже не раз заявляли, что государство будет постепенно отказываться от социальных гарантий, предоставляя это право рыночным структурам».

Именно для этой цели и затевалась пенсионная реформа. Государство предлагало разделить пенсию на накопительную и базовую, ее как раз и должен был обеспечивать ПФР. Чиновники сразу честно говорили, что сверхприбылей, а значит, и высоких пенсий от ПФР ждать не стоит. В сущности, то же самое повторил в понедельник Чернышев, когда заявил, что законодательная база для ипотечных ценных бумаг, в которые можно было бы вложить пенсионные деньги и получить высокие доходы, не готова.

Те же государственные ценные бумаги, в которые фонд имеет право вкладываться, высокого дохода не приносят. Поэтому правительство сейчас не может обеспечить пенсионеру доход, сопоставимый с западноевропейским, который составляет 60-70% от его заработной платы. В Европе норматив примерно тот же, что был в СССР.

К 2004 году все основные законодательные акты пенсионной реформы были приняты, а пенсионные отчисления граждан оказались поделены на три части. Базовую пенсионерам обеспечивают работающие за счет налоговых отчислений из единого социального налога. Страховую будущие пенсионеры должны обеспечить сами, отчисляя деньги в счет ПФР. Накопительная часть тоже обязательна, вопрос в том, готов ли будущий пенсионер держать их в ПФР в надежде на то, что государство их не украдет и даже нарастит на них проценты, или отнести в частные фонды, где проблемы, в сущности, те же.

Базовая пенсия составляет 621 рубль. Страховая и накопительная части к 2006 году составят соответственно 8 и 6% от фонда оплаты труда.

Проблема пенсионной реформы возникла в России в связи с начавшимся в конце 80-х годов прошлого века демографическим кризисом, когда на одного работающего в России пришлось 1,7 пенсионера. Уже тогда было придумано решение – создать негосударственные пенсионные фонды. Первые из них появились в 1992 году.

Но достаточного развития они до последнего времени не получили, так как законодательная база до 1998 года практически отсутствовала. В 1996 году вышел закон, разрешающий существование таких фондов, но не регулирующий их отношения с государственными пенсионными отчислениями.

Но даже и этими крохами полностью распорядиться гражданин не сможет, уверен генеральный директор ООО «Пенсионный капиталъ» Константин Угрюмов. В законодательстве предусмотрено разграничение прав владения, требования и управления. То есть и банковский вкладчик, и накапливающий свои деньги будущий пенсионер имеют право требовать либо возвращения своих денег, либо правильного управления, но распоряжаться своими деньгами они не имеют никакого права.

Впрочем, разобраться, что именно происходит с деньгами, попадающими в ПФР, не под силу не только гражданину, но и профессионалу.

«В письме, которое мне прислал ПФР об отчислениях, сделанных мной в счет страховой части за прошлый год на одном из предприятий, где я работаю, было проставлено только 25% из сделанных мною отчислений, – утверждает президент Профессионального независимого пенсионного фонда Анатолий Берг. – Когда я собрал такого рода письма со своих сотрудников и, написав доверенность на имя бухгалтера нашего предприятия, направил его в ПФР разобраться, она принесла нам два ведомственных отчета – якобы о всех отчислениях, которые мы сделали со всех мест работы. Данные этих отчетов разнились друг с другом, а данные об отчислениях с третьего места моей работы и вовсе отсутствовали.

Когда бухгалтер снова пошла в Пенсионный фонд России и попыталась в этом разобраться, работники ПФР попытались силой отобрать у нее письма и отчеты».

Станислав Чернышев был вынужден признать, что в ПФР «много путаницы». Он объяснил это тем, что реформа не завершена. Зато, утверждает чиновник, фонд гарантирует сохранность поступивших на его счета средств, в отличие от частных компаний. Поэтому лучше для граждан оставлять свою накопительную часть в ПФР, утверждает Чернышев. Он уверен, что рано или поздно все перечисленные работодателями и гражданами деньги где-то найдутся. Впрочем, этот тезис ничем не подтверждается, также как и высказывания чиновника о железобетонных гарантиях государства по вкладам.

Начальника отдела развития клиентских отношений УК «Капиталъ» Дмитрия Тарасова настораживает именно то, что ПФР обеспечивает вложения лишь в государственные ценные бумаги. И дело не только в том, что доход по ним сейчас невелик. Ведь именно эти бумаги привели к кризису 1998 года.

«Еще одно вложение, которое может себе позволить ПФР через свою управляющую компанию (Внешэкономбанк), – это ипотечные ценные бумаги, но законодательство по ним до сих пор не разработано, – продолжил Тарасов. – Когда будет разработано, неизвестно, хотя если это случится, доход будет вполне приличный».

Преимущество же частных пенсионных фондов эксперт видит в том, что они через частные управляющие компании могут вкладывать средства и в акции, и в облигации, а по ним доходы выше.

К тому же отчетность у негосударственных структур гораздо прозрачней, чем в ПФР, убежден эксперт.

Генеральный директор НПФ «Промагрофонд» Андрей Неверов соглашается с мнением, что ни государство, ни частные компании не будут заботиться о деньгах будущих пенсионеров. По его мнению, это дело рук самих граждан. Для этого достаточно ежегодно, а то и ежемесячно контролировать состояние своих счетов как в ПФР, так и в НПФ, уверяет Неверов.

Но его предложение вряд ли можно считать панацеей. По закону перевод денег из одного фонда в другой возможен лишь раз в году. Так что если с компанией, где хранятся ваши сбережения, что-либо случится и вы вдруг случайно об этом узнаете, поделать с этим все равно ничего не сможете.

comments powered by Disqus