Фрадков не мог сказать «нет» «главному финансисту страны»

Премьер Михаил Фрадков отступил. Пенсионная реформа пойдет с теми изъятиями, которые сделал министр финансов Алексей Кудрин. Таким образом, спор между общественностью и главным финансистом страны, исключившим из накопительной системы граждан, родившихся в 1967 году и позже, в минувшую пятницу закончился в пользу главного финансиста. Хотя даже Михаил Зурабов предложил оставить «детей 1967 года» в списке претендентов на накопительную часть пенсии за счет бюджета.

Премьер Михаил Фрадков отступил. Пенсионная реформа пойдет с теми изъятиями, которые сделал министр финансов Алексей Кудрин. Таким образом, спор между общественностью и главным финансистом страны, исключившим из накопительной системы граждан, родившихся в 1967 году и позже, в минувшую пятницу закончился в пользу главного финансиста.

Кажется, премьер до сих пор расстроен таким поворотом событий. Он попытался все-таки добиться от министров финансов и социального развития Алексея Кудрина и Михаила Зурабова, чтобы те придумали некую схему, которая позволит не отрезать от накопительного пенсионного процесса перспективную часть населения -- поколение сорокалетних. Но министры ничего путного не предложили. Г-н Кудрин как всегда исключительно энергично отстаивал интересы госбюджета, а потому даже особо и не старался что-либо придумывать. А г-н Зурабов, на которого главный финансист «перевел стрелки», предложил оставить «детей 1967 года» в списке претендентов на накопительную часть пенсии за счет бюджета. Что, конечно, ему не позволил сделать г-н Кудрин. И не только ему, но и премьеру, пожелавшему вернуться к столь щепетильной теме, несмотря на то что все документы уже отправились в Думу. Г-н Кудрин, видимо, сумел объяснить г-ну Фрадкову, что не стоит поддаваться нажиму общественного мнения. Важнее сократить единый социальный налог так, чтобы бюджет не пострадал. В итоге все оставили как прежде.

И все же вряд ли стоит делать из этого эпизода (пусть и затрагивающего достаточно принципиальную тему) вывод о неспособности Михаила Фрадкова противостоять в спорах своим влиятельным коллегам по кабинету, недавно еще не скрывавшим премьерские и вице-премьерские амбиции. Каким бы слабым или управляемым новый премьер по началу ни казался, очевидно, что чем дальше, тем сложнее будет министрам «продавливать» обретающего с каждым днем премьерскую "адекватность" г-на Фрадкова.

Во всяком случае, глава кабинета уже позволяет себе публично не соглашаться с главным финансистом страны. Так, во время обсуждения на заседании кабинета министров вопроса о либерализации госзакупок премьер сказал лоббировавшему законопроект г-ну Кудрину: «Я хотел выступить по окончании дискуссии, но поскольку вы уходите, то, чтобы не говорить... в спину, выскажусь сейчас. Меня не убеждает тот анализ, который проведен». И документ отправили дорабатывать.

Конечно, если формально посмотреть на ситуацию внутри нового правительства, то у премьера нынче больше содержательных разногласий с главой МЭРТ Германом Грефом, чем с Алексеем Кудриным. Что, в общем, объяснимо, поскольку ментально фискал Кудрин г-ну Фрадкову понятнее. И здесь премьер даже может дать своему министру некий карт-бланш. Но в то же время очевидно, что г-н Фрадков озабочен тем, чтобы усилиться аппаратно и, в первую очередь, по отношению к "министрам-монополистам" гг. Кудрину и Грефу. Это определенно показала последняя «доперестройка» правительства. Премьер забрал под себя часть государственного надзора. И пообещал наделить службы и агентства, подчиненные напрямую ему, министерскими функциями, довольно жестко дав понять, что принцип разделения функций на правоустанавливающие, правоприменительные и контрольные -- «не догма». Так что г-н Фрадков постепенно дозревает до того, чтобы в полном объеме оправдать свой статус «первого министра».

Вера Кузнецова, «Время новостей»

comments powered by Disqus