Помоги себе сам. По какому пути будет развиваться система социального страхования

Если коротко определить суть социальной политики, которую проводит государство на разных стадиях своего развития, то "лакмусовой бумажкой" станет выбор между бюджетным финансированием и социальным страхованием.

Вспомним советское время: пенсии, зарплаты, пособия, расходы на образование, здравоохранение и культуру шли практически исключительно из бюджета. Это полностью соответствовало характеру тогдашнего политического строя - никакой свободы выбора, тоталитарный контроль за жизнью своих граждан. Неудивительно, что в начале 90-х параллельно с формированием новой политической системы были заявлены и кардинальные изменения в принципах социального финансирования: законодательно было введено понятие обязательного социального страхования, созданы фонды - пенсионный, социального страхования, занятости и медицинского страхования.

Бюджетное финансирование идет за счет налогов - то есть безвозвратного изъятия доходов физических и юридических лиц в пользу государства. Куда пойдет каждый собранный рубль - решает правительство и парламент, а в тоталитарных обществах - вождь. Средства могут тратиться и на социальные расходы, но с такой же вероятностью и на оборону, содержание чиновничества и т.п.

Страховой взнос имеет совершенно другую природу. В нашем случае это отложенная часть фонда заработной платы, которая возвращается конкретному человеку при наступлении страхового случая - пенсионного возраста, временной нетрудоспособности по состоянию здоровья, несчастного случая на производстве, профессионального заболевания.

Но разница между налогом и страховым взносом не исчерпывается только формами изъятия и использования. Величину налога устанавливает власть - депутаты совместно с правительством. А страховой взнос - в идеальной схеме - это договоренность между работником и работодателем. Поэтому если мы хотим ограничить роль государства в жизни страны, то переход на преимущественно страховое финансирование социальной сферы - это то, что надо. Об этом, кстати, Владимир Путин неоднократно говорил в своих посланиях Федеральному Собранию.

Но, как это часто у нас бывает, тактика противоречит стратегии. Я имею в виду прежде всего введение Единого социального налога (ЕСН), который заменил три года назад обязательные страховые взносы в Пенсионный фонд, Фонд социального страхования и фонды обязательного медицинского страхования. Но ошибка была усугублена двумя сопутствующими обстоятельствами: были ликвидированы страховой взнос на случай безработицы, а также 1-процентный страховой взнос в Пенсионный фонд непосредственно из заработной платы работника. Тем самым, во-первых, исчез один из классических видов страхования, а, во-вторых, остановлен процесс вовлечения работника в формирование ответственности за собственное благополучие. Хочу напомнить, что в подавляющем большинстве развитых стран обязательное страхование от безработицы входит в систему социального обеспечения. Кроме того, все страховые взносы равномерно распределены между работником и работодателем.

Главный аргумент сторонников введения ЕСН был прост: улучшится администрирование поступления денег в социальные фонды. Однако, как показала практика, этого не произошло. Да, сбор ЕСН постоянно растет за счет прежде всего естественной причины - роста фонда оплаты труда.

Но если при введении ЕСН доводы о недопустимости замены страховых сборов налогом рассматривались как сугубо теоретические, то сейчас эта подмена привела к вполне конкретным негативным последствиям.

Если бы институт страховых взносов был бы сохранен, то следующим шагом можно было бы передать установление их величины, как упоминалось, в сферу переговоров профсоюзов и работодателей. Кроме подтверждения на деле стратегии разгосударствления нашей общественно-экономической жизни этот шаг имел бы еще одно важнейшее последствие: не было бы предмета дискуссии между бизнесом и властью о "налоговом прессе" в части ЕСН. Считаете, что страховые взносы накладны, - выясняйте отношения с работниками, но не с правительством, которое может, если необходимо, выступить в качестве посредника. Вместо этой простой и по-настоящему демократической схемы мы получили непрерывное давление предпринимателей на власть - на встречах и с президентом, и с председателем правительства, и в Думе, и в СМИ - одно и то же: снизьте ЕСН!

Наконец, это произошло. С 1 января следующего года базовая ставка этого налога снижена с 35,6 до 26% от фонда оплаты труда. В результате по оценкам минфина, сбор ЕСН снизится на 280 миллиардов рублей, которых лишатся государственные социальные фонды. Значит, чтобы сохранить бесперебойную выплату пенсий и их индексацию, выплаты по больничным листам, финансирование здравоохранения, "выпадающие" доходы фондам нужно компенсировать. Федеральному бюджету придется очень сильно раскошелиться. А там лишних денег нет: 170 миллиардов выделяется на замену льгот денежными выплатами, опережающими темпами должны возрасти расходы на оборону, образование и науку, никуда не деться от скромного (на 20 процентов), но неизбежного увеличения зарплат федеральным бюджетникам. Все это - согласно обсуждавшимся на последнем заседании правительства в прошедший понедельник параметрам федерального бюджета-2005 и бюджетов социальных фондов. А еще потребуются немаленькие расходы на балансировку региональных бюджетов и т.д. Стабилизационный фонд - не панацея, хотя, похоже, его средства все-таки будут в какой-то мере использованы. Ну а кроме того, в очередной раз могут выручить феноменально высокие цены на нефть.

Однако дело не только в чисто фискальных трудностях. Оказались нарушенными два фундаментальных принципа либеральной политики. Во-первых, роль государства в распределении ВВП не только не уменьшилась, но и существенно увеличилась. Во-вторых, можно говорить о частичном возвращении к советской - государственнической - модели финансирования социальной политики. За что боролись?

Хотя налоговая реформа прошла свой пик, кое-что можно и нужно подправить. Прежде всего - в отношении ЕСН. Этот налог надо свести лишь к взиманию денег на обеспечение базовой части пенсии - это по сути минимальная социальная гарантия, которая предоставляется всем работающим гражданам. Все оставшееся можно было бы разделить на несколько обязательных страховых взносов: два пенсионных (на страховую и накопительную части пенсии), на обеспечение временной нетрудоспособности, на несчастные случаи на производстве и профессиональные заболевания, на медицинское страхование, на случай безработицы. Размер каждого из них можно было бы утверждать Генеральным соглашением между профсоюзами, работодателями и правительством один раз в три-четыре года. При этом постепенно, но неуклонно нужно перераспределять - по взаимной договоренности - страховое бремя с работодателя на работника.

Эта схема активизирует гражданское общество, частью которого являются и профсоюзы, и работодатели, что соответствует стратегии обеспечения конкурентоспособности России.

Евгений Гонтмахер, научный руководитель Центра социальных исследований и инноваций

«Российская газета»

comments powered by Disqus