Инвестиции

Пенсионная реформа и жилищная проблема

Первые результаты, которые принес 2003 год для пенсионной реформы, вряд ли могут стать причиной эйфории у участников пенсионного рынка. Государство, устранившись от информационно-разъяснительной работы, переложило эту деятельность на плечи частных организаций. Негосударственные институты рынка, располагая несравнимо меньшими ресурсами, в условиях нехватки специалистов с задачей проведения ликбеза среди населения справились слабо.

Первые результаты, которые принес 2003 год для пенсионной реформы, вряд ли могут стать причиной эйфории у участников пенсионного рынка. Государство, устранившись от информационно-разъяснительной работы, переложило эту деятельность на плечи частных организаций. Негосударственные институты рынка, располагая несравнимо меньшими ресурсами, в условиях нехватки специалистов с задачей проведения ликбеза среди населения справились слабо.

И дело не столько в том, что в очередной раз сработал "эффект МММ", регулярно, со времен шальных 90-х, вызывающий у населения России резкое отторжение всего неясного, мутного и навязываемого сверху. Все, и государственные органы, и частные институты пенсионного рынка оказались неготовы к столь масштабной, но тонкой работе.

В качестве примера мы имеем возможность привести в настоящей статье некоторые обобщения, основанные на собственном опыте участия в первом этапе песионной реформы в Свердловской и Челябинской областях.

Поскольку основные задачи пенсионной реформы в 2003 году были поставлены перед управляющими компаниями, они развернули свою работу, в меру возможностей и понимания масштабности проекта. Негосударственные пенсионные фонды, отлученные от дележа рынка накопительной части пенсии, не могли, в то же время, оставаться безучастными наблюдателями. И, хотя практического результата для НПФ добиться было нельзя, не использовать подготовленность и заинтересованность специалистов НПФ было бы глупо. По собственной инициативе, начиная с 15.10.2003 года, мы включились в информационно-разъяснительную компанию активного этапа пенсионной реформы. Опыт был получен, безусловно, неоценимый, но далеко не положительный.

Как законопослушные граждане, мы отработали на практике все предложенные законодательством способы доведения решения граждан - работников предприятий о выборе УК до ПФР. И получили весьма нелицеприятную картину.

Сложилось впечатление, что мероприятия по переводу накопительной части пенсии населением задумывались для осуществления исключительно в крупных городах, мегаполисах, либо в населенных пунктах с единственым, причем эффективно работающием, градообразующим предприятием. На основную массу населения РФ, проживающую в средних и малых городах, в сельской местности, видимо, в связи с небольшим объемом пенсионных накоплений, внимания не обращалось. Но именно этот пробел мы попытались решить собственными силами, развернув работу среди работников предпрриятий – вкладчиков НПФ.

Начнем по порядку. Не будем останавливаться на набившем оскомину переносе сроков информирования населения, дезинформации о сроках принятия решения о выборе УК, полученной человеком в "письме счастья", информационным вакууме о переносе сроков до 31.12.2003 года, зачастую неадекватной работе почтового ведомства. Возьмем случай, когда работники небольшого (250 - 650 работающих) предприятия получили стараниями НПФ необходимую информацию о сроках, порядке принятия решения о выборе УК, задачах, принципах пенсионной реформы, интересах и выгодах каждого участника. Оказалось, что зачастую сознательно принявшему решение гражданину технически невозможно осуществить свой выбор. Прежде чем прописывать в законе "простые" варианты решения, надо было задуматься над следующими вопросами.

Первое. Знает ли каждый работник, где находится отделение ПФР? Чаще всего нет, если он не бухгалтер и ему нет нужды регулярно сдавать отчеты.

Второе. Каким образом работающий гражданин в условиях достаточно жестких условий трудовой дисциплины мог в рабочее время лично явиться в отделение Пенсионного Фонда? А ведь отделения ПФР удлиннили свой рабочий день (неделю) только в последние дни декабря, при этом забыв широко проинформировать об этом.

Третье. Адекватны ли материальные и временные затраты на нотариалное оформление (которое в небольших городах не всегда доступно) и почтовое отправление заявления, если накопленные суммы зачастую не слишком отличаются от величины оплаты?

Как оказалось - один из наиболее подходящих вариантов - банки. Но, первое, банки - трансферагенты имеют филиалы далеко не во всех городах страны (в тех населенных пунктах, где нами проводилась работа, кроме Сбербанка, или нескольких местных банков других кредитных учреждений не было). Сбербанк высокомерно отказался от участия в пенсионной реформе, словно задачи государственной важности для крупнейшего государственного банка - монополиста - не имеют никакого значения. Второе. Банки-трансферагенты, даже будучи удалены от места расположения их возможных клиентов, все как один отказались от выездной работы, от заверения подписей граждан на местах, если не были уверены, что выбор будет сделан в пользу аффилированной управляющей компании.

Наконец, казалось бы, можно было заверить подпись на своем родном предприятии, если таковое подпишет соответствующее соглашение. Как бы не так. Заключение соглашения с отделением ПФР обставлялось, зачастую, абсурдными условиями. Пусть вместо одного работника на заверение подписей, составление отчетов, хранение информации надо было отрядить (нанять) трех человек (ранее об этом - ни слова) Пусть порядок, устраивающий ПФР, установлен так, что неосвобожденному работнику никак не справиться с данным объемом работы (а содержать непрофильного работника далеко не каждый себе позволит). Пусть программное обеспечение оставляло желать лучшего и нуждается в доработке. Все это преодолимо. Но отделения ПФР отказывали ряду предприятий в праве заверения подписей своих работников, ссылаясь на малое количество работающих. (А где это было официально определено?) Отделения ПФР затягивали, вплоть до середины декабря, подписание соглашения, утверждая - отделение ПФР - вот, через дорогу, пусть работники строем, через проходную, идут к скучающим сотрудникам ПФР... Или же, как бы по доброй воле - предлагали услугу - сотрудник ПФР дважды в неделю, в понедельник и четверг с 13 до 17 посидит у вас на предприятиии... В таких случаях приходит на ум единственное - благими намерениями ПФР выслана дорога к провалу пенсионной реформы.

Достаточно абсурдным представляется отказ отделения ПФР негосударственному пенсионому фонду, под весьма надуманным предлогом (со ссылкой исключительно на пункт 4.ст. 185 Гражданского Кодекса РФ) в праве выступить трансфер-агентами для предприятий, чьи работники являются участниками по договорам негосударственного пенсионного обеспечения.

В результате технических недоработок огромная работа, инициативно проведенная НПФ на двух десятках предприятий и оргнизаций городов Свердловской и Челябинской областей с охватом возможных участников до 40000 человек оказалась, практически , сорванной. Результат вышел, правда, не хуже, чем по России в целом - 2% от всех потенциальных участников. (800 человек из почти 40000) Едва ли этим можно гордиться, но опыт поистине неоценимый.

Очень жаль, также, что управляющие компании не использовали ресурсы открытых негосударственных пенсионных фондов. А кто был более подготовлен и имел опыт работы с предприятиями на всех уровнях - от администрации до участков и бригад, каждого работника, наконец. Население, умудренное опытом общения со всякого рода пирамидами изначально аллергически реагировало на предложения в СМИ перевести свою накопительную часть пенсии в частные управляющие компании. Итог всем известен: первый этап реформы проведен на 2%. При этом в этих 2% львиная доля граждан Татарии и работников холдингов и корпораций. Заинтересованные круги, используя различные инструменты от взывания к гражданской сознательности и к патриотической гордости до полицейской дубинки типа "заявление на стол либо останешься без премии (зарплаты)", сумели - таки вывернуть в последний момент цифры до приемлемых для начала пенсионной реформы значений.

Однако использование подобных инструментов вряд ли приведет к развертыванию полномасштабной реформы, увеличит уровень доверия населения к управляющим компаниям. Мы считаем, необходимо искать иные пути. Одним из них может стать стимулирование граждан к переводу накопительной части пенсии в частные институты через предоставление людям возможности решения ряда социальных проблем с помощью пенсионных средств. Среди множества социальных проблем жилищная является в настоящее время, пожалуй, одной из важнейших.

Идея решения ряда социальных проблем, в том числе жилищной проблемы за счет длинных пенсионных средств не нова. Так, например, в Германии, которая может гордиться своей социально-ориентированной экономикой, законодательство допускает изъятие со своего пенсионного счета до 50 000 Евро на строительство или приобретение жилья без потери субсидирования1) со стороны государства. При изъятии средств со счета на строительство (покупку) жилья гражданин обязан до достижения 65 лет (возраста выхода на пенсию в Германии) вернуть эти средства равными долями. При этом кредитование является беспроцентным. Возможность применения части средств пенсионного обеспечения для строительства (приобретения) жилья гражданами поднимает привлекательность негосударственного пенсионного обеспечения для граждан.

Конечно, уровень жизни в Германии значительно выше, чем в России. Далеко не каждый россиянин сможет накопить достаточно средств для приобретения жилья на своем пенсионном счете. Однако опыт Германии интересен принципиальной возможностью решения жилищной проблемы с помощью пенсионных накоплений. В России вряд ли возможно применить опыт Германии в этом направлении, просто скопировав его, - основная причина именно недостаточность средств пенсионных систем. Однако мы можем использовать идею и часть немецких наработок.

На сегодняшний день ипотека, ипотечное кредитование по большому счету остается у нас лишь хорошим предвыборным ходом, который обеспечивает дополнительные голоса. То, что у нас называется ипотекой, долгосрочным кредитованием строительства (покупки) жилья является пародией на классическую ипотеку. Сравните сами: средние параметры ипотеки, принимаемые в странах Западной Европы следующие срок кредитование от 10 лет (в Голландии 25-30 лет) с процентной ставкой 3-5%. У нас ипотека - это в лучшем случае срок 10 лет, а зачастую до 5 лет с процентной ставкой от 10% (Процентные ставки приведены в Евро).

Мы считаем, врешении жилищной проблемы должны быть задействованы ресурсы двух пенсионных подсистем, имеющих инвестиционный потенциал: средства накопительной части пенсии и пенсионные резервы негосударственного пенсионного обеспечения. Недостаточность, в первое время, средств накопительной части, могло бы быть компенсировано дополнительными финансовыми источниками, такими как средства негосударственного пенсионного обеспечения. В этом случае средств накопительной части могло бы вполне хватить на первоначальный взнос. Какие же причины лежат в основе отсутствия "нормальной, человеческой" ипотеки? Основная первопричина, по нашему мнению, - это недостаток "длинных и дешевых" денег в экономике.

Сумма "накопительных денег", которую пенсионная реформа в течение 2 –3 лет введет в экономику, будет достаточно серьезной для России. По различным оценкам она составит 4-5 млрд. долларов с 2004 года с ростом до 7-8 млрд. долларов с 2008 года. Часть этих денег можно было бы использовать для жилищных схем.

Негосударственные пенсионные фонды и управляющие компании смогли бы инвестировать пенсионные средства (как средства накопительной части, так и средства дополнительного пенсионного обеспечения.) до 100% (!!!) в облигации муниципалитетов и субъектов федерации. Муниципалитеты (регионы) же в свою очередь смогли бы направлять вырученные за облигации средства в строительство жилья. Уже действующий закон позволяет запустить псевдочастные жилищные программы и схемы. При этом, что очень важно и в чем особенность предлагаемой схемы, в качестве финансового источника будут задействованы пенсионные средства как накопительной части пенсии, так и средства негосударственного пенсионного обеспечения. Одна из таких жилищных программ, разработанной нами, изображена на схеме 1.

схема 1

Прим.:
* лизинг и ипотека жилья, входящие в схему представляют собой классические лизинговую и ипотечную схемы, включающие в себя страхование жилья;
** источник средств за счет дополнительного пенсионного обеспечения (ДПО);
источник средств за счет накопительной части пенсии;
реализация квартир на рыночных условиях (рыночная схема: полной единовременной оплаты, лизинг жилья, ипотека, уборка квартир);
реализация квартир на льготных условиях (льготная схема лизинга жилья; возможна единовременной оплаты на льготных условиях);
*** ДПО – дополнительное пенсионное обеспечение;
**** На месте субъекта федерации могут быть власти муниципалитета, выпускающие облигации под жилищные программы.

Принцип действия схемы заключается в следующем:

1. На первом этапе происходит формирования финансовых ресурсов на строительство жилья.

1а) Первый источник: Население переводит накопительную часть пенсии из ПФ РФ в негосударственный пенсионный фонд. На схеме эта часть выделена красным цветом.
1б) Второй источник: Выделенные в качестве пенсионных взносов средства от работодателя, работников и иных физических лиц поступают на организацию негосударственного пенсионного обеспечения в НПФ. На схеме эта часть выделена синим цветом.

2. Субъект федерации (муниципалитет) выпускает облигации, средства от реализации которых будут направлены целевым образом на реализацию жилищной программы.

3. Муниципалитет (правительство области) поручает некоторому агентству реализовать облигации, а средства от реализации облигаций направить в фонд жилищной программы.

4. Реализация облигаций. Облигации, выпущенные под жилищную программу, приобретаются негосударственным пенсионным фондом.

5. Фонд жилищной программы, получивший деньги за облигации, вкладывает средства в строительство жилья либо приобретает готовые квартиры на вторичном рынке.

6. Реализация жилья.

6а) В первую очередь квартиры предоставляются людям, которые перевели свою накопительную часть пенсии из ПФР в НПФ и участвуют в НПО. На схеме эта часть выделена сиреневым цветом. Объемы средств НПО и накопительной части пенсии у гражданина должны быть достаточны для первоначального взноса на жилье (20-30% от льготной стоимости жилья). Предоставление жилья происходит на условиях единовременной оплаты или лизинга жилья.
6б) Оставшаяся часть жилья реализуется на рыночных условиях. На схеме эта часть выделена зеленым цветом. Поступления от рыночной реализации жилья позволят поддержать приемлемую доходность по облигациям муниципалитета (области) для НПФ, а, следовательно, и для будущих пенсионеров.

Отметим, что реализация квартир по льготной схеме возможна только на условиях полной единовременной оплаты либо долгосрочного лизинга жилья. В то время как реализация на рыночных условиях допускает также кредитование и ипотеку. Ограничение льготной схемы двумя инструментами (единовременной оплатой и долгосрочным лизингом жилья), из которых по настоящему льготным является только лизинг заключается в следующем. При лизинге кредитор (НПФ или управляющая компания) имеет право собственности на жилье вплоть до полной выплаты кредита лизингополучателем. При ипотеке речи о собственности на жилье со стороны кредитора (в нашем случае это фонд жилищной программы) идти не может в соответствии с законом "Об ипотеке..." и Гражданским кодексом РФ. Таким образом, лизинг жилья, предполагающий сохранение собственности кредитора на квартиру вплоть до полной выплаты стоимости, несет меньшие риски (а значит и меньшую стоимость) для НПФ, а значит и будущих пенсионеров, которыми и являются граждане, получившие жилье на льготных условиях.

Отличительные характерные черты такой схемы:

  • Источником финансовых ресурсов в жилищной программе выступают "длинные" пенсионные деньги накопительной части пенсии и средства по негосударственному пенсионному обеспечению2), что способствует доступности жилья по такой схеме для широких слоев населения;
  • реализация подобной схемы с участием муниципалитета (региона) позволит строить жилье в конкретных городах, а не "распылять" средства на федеральном уровне, к чему, по нашему мнению, приведут государственные ипотечные бумаги;
  • лизингополучатель (он же владелец накопительной части пенсии) не теряет (!) своих накопительных денег и прав на дополнительную пенсию, более того ему начисляется инвестиционный доход (правда более низкий по сравнению со среднерыночным, т.к. лизинг жилья изначально закладывается как дешевый и доступный);
  • доля самофинансирования в таких схемах от 0% (в зависимости от размера накопительной части гражданина и объема пенсионных сбережений по ДПО), т.е. человек не должен вносить первоначального взноса3) , кроме как перевести накопительную часть пенсии из ПФР в НПФ и участвовать в НПО;
  • гражданин получает право участвовать в жилищной программе, начиная с момента, когда объем его пенсионных средств (накопительной части пенсии и средств по ДПО) не станет равным размеру первоначального взноса за квартиру (20-30% от льготной стоимости жилья). Взносы по НПО за гражданина могут вноситься его работодателем. Отметим, накопление пенсионных средств гражданина в НПФ до размера первоначального взноса могут продолжаться сколь угодно долго и все это время на них будет начисляться инвестиционный доход исходя из рыночной процентной ставки;
  • жилье при льготной реализации является собственностью Фонда жилищной программы до полной выплаты гражданином кредита;
  • кредит на приобретение жилья является более дешевым и "длинным" по сравнению с действующими сегодня за счет использования длинных средств накопительной части пенсии и средств НПО.

Может показаться, что в первое время развитие таких схем будет тормозится определенными сложностями, связанными с незначительностью накопительной части пенсии у человека со средним достатком. Эти трудности однако могут быть преодолены двумя путями:

  • повышением ставки самофинансирования, т.е. размера первоначального взноса;
  • внесением в качестве первоначального взноса вторичного жилья либо иного объекта недвижимости;
  • участием в дополнительном негосударственном пенсионном страховании, которое организует негосударственный пенсионный фонд (т.е. будущий владелец квартиры дополнительно к переводу своей накопительной части из ПФ РФ довносит недостающую до порогового значения сумму в виде пенсионного вклада по негосударственному пенсионному обеспечению).

Еще раз отметим важный момент: в такой схеме гражданин не теряет ни своей накопительной части пенсии, ни своей негосударственной пенсии. Грубо говоря, гражданин приобретает квартиру по льготной цене, финансируя покупку за счет своей будущей пенсии. В последующем, возвращая кредит, он "восстанавливает" свою будущую пенсию. При этом гражданин остается и с квартирой и с пенсией, уменьшенной на сумму неначисленных процентов4).

От таких жилищных схем, по-нашему мнению, выиграли бы и вкладчики и сами НПФы. Вкладчики получили бы льготные кредиты на квартиры, а НПФы привлекали бы дополнительных вкладчиков, используя эти лизинговые жилищные схемы в качестве элемента дополнительной привелекательности. Будет еще одна выигрывая сторона - муниципалитет (регион), а точнее мэр (губернатор). Реализованная жилищная программа, являющаяся одновременно программой негосударственного пенсионного обеспечения и доступная широкому кругу граждан, в первую очередь – молодых возрастов, принесет на выборах столько голосов, сколько не даст ни одна реклама. Предвидим ряд справедливых возражений: "Почему владельцы накопительных денег и негосударственных пенсионных сбережений будут соглашаться инвестировать в малодоходные проекты?" Эти возражения справедливы лишь отчасти. Так как:

  1. Инвестиции в жилье являются достаточно высоколиквидными вложениями. Поэтому НПФы, вкладывая в жилье путем покупки муниципальных (областных) облигаций, будут уравновешивать высокодоходные, но вместе с тем более рисковые проекты.
  2. Думаем, что многие согласились бы с потенциальным снижением доходности инвестирования своих средств взамен на право получения льготных кредитов на строительство (покупку) жилья, особенно в возрасте, когда создаются семьи.

Уже сейчас в России есть НПФы, которые осуществляют (и вполне успешно) жилищные программы. При этом количество участников у них стабильно и неуклонно растет. Стоит также отметить, что в отношении инвестирования средств накопительной части пенсии как и негосударственного пенсионного обеспечения действует жесткий контроль со стороны государства.

Применение описанной выше жилищной схемы позволило бы:

  1. частично решить жилищную проблему;
  2. придать дополнительный импульс в развитии отраслям промышленности, связанным со строительством. Кроме того, это стало бы
  3. хорошим стимулом тому, чтобы пенсионные деньги (как накопительная часть пенсии так и средства НПО) работали на регионы, а не только на Москву, как в большинстве своем сейчас и происходит.
  4. Наконец, это придало бы действительный стимул для активного участия граждан в переводе средств накопительной части пенсии в управляющие компании и негосударственные пенсионные фонды.

В то время, когда готовилась публикация, пришли известия о намерениях правительства Москвы развивать ипотечное кредитование в Москве с помощью пенсионных денег, используя подобную описанной в статье схему. Этот проект под патронажем Лужкова находятся уже на стадии практического воплощения. Принципиальное отличие схем состоит в том, что в схеме будет задействован вместо НПФов государственный пенсионный фонд (ПФР). Это означает, что развитие ипотеки в Москве, будет происходить за счет средств "молчунов", оставивших свои накопления в государственной компании. К такому развитию событий мы относимся отрицательно по следующим причинам:

  • средства пенсионных накоплений со всей страны всех граждан будут работать на один регион, что будет способствовать увеличению разрыва в благосостоянии между Москвой и остальной Россией;
  • как мы отметили уже выше: использование подобной схемы связано с некоторым снижением в инвестиционной доходности. Однако в нашей схеме граждане, переводя накопительную часть в тот или иной НПФ, сознательно добровольно соглашаются со снижением инвестиционной доходности в обмен на возможность льготного приобретения жилья. В схеме с использованием средств ПФР, как предлагается правительством Москвы, предполагается развитие дешевого ипотечного кредитования для москвичей. Таким образом, проигрывать в инвестиционной доходности будут все, а решит свои жилищные проблемы - только часть населения.

Еще раз отметим, что применение предлагаемой нами схемы, позволит создать условия для "работы" пенсионных денег в регионах, что будет служить выравниванию уровня жизни в Москве и регионах. Кроме того, это будет способствовать разрешению жилищной проблемы, придаст новый стимул к развитию системы пенсионного обеспечения в Российской Федерации.

М.С.Федотов
Кандидат экономических наук
Финансовый директор НПФ «Исеть-фонд» (г. Екатеринбург)

А.Непп
аспирант кафедры УВЭД УГТУ-УПИ (г.Екатеринбург)


1) Речь идет о пенсионной системе Ристера. Суть этой системы состоит в том, что государство через субсидирование граждан стимулирует их к участию в дополнительном пенсионном обеспечении

2) "Длина" средств накопительной части, т.е. период до того момента, когда текущие поступления взносов по накопительной части пенсии сравняются и перестанут покрывать текущие выплаты накопительной части пенсии, составляет по нашим оценкам ок. 30 лет; Первые выплаты пенсий по дополнительному пенсионному обеспечению в действующих в настоящее время программах составляет обычно 3-5 лет.

3) В действующих сегодня схемах лизинга жилья так называемая доля самофинансирования (та часть средств, которую лизингополучатель первоначально вносит). составляет не менее 30% от стоимости жилья. Оставшаяся часть средств предоставляется ему в виде кредита.

4) Т.к. гражданин брал кредит под льготные проценты, то, соответственно, ему на пенсионный счет начислялись льготный, а не рыночный инвестиционный доход. С момента, когда кредит полностью погашен, на пенсионные счета гражданина вновь начинают начисляться рыночные проценты.

comments powered by Disqus