Рынок

Когда пенсионные деньги придут на фондовый рынок Украины...

Этим летом в Украине модно создавать негосударственные пенсионные фонды. Обладание таким фондом (или несколькими), да еще в придачу собственными компанией-администратором и компанией по управлению активами становится показателем не столько состоятельности, сколько продвинутости владельцев и топ-менеджеров крупнейших украинских предприятий. Кроме того, ранний старт сулит в среднесрочной и долгосрочной перспективе немалые финансовые выгоды.

Этим летом в Украине модно создавать негосударственные пенсионные фонды. Обладание таким фондом (или несколькими), да еще в придачу собственными компанией-администратором и компанией по управлению активами становится показателем не столько состоятельности, сколько продвинутости владельцев и топ-менеджеров крупнейших украинских предприятий. Кроме того, ранний старт сулит в среднесрочной и долгосрочной перспективе немалые финансовые выгоды.

Впрочем, на начальном этапе придется серьезно потратиться и еще серьезнее потрудиться. Это понимают учредители первых четырех НПФ, зарегистрированных месяц назад в Украине Государственной комиссией по регулированию рынков финансовых услуг (ГКРРФУ). Два из прошедших регистрацию фондов — открытый и корпоративный — созданы банком «Аваль». ВаБанк обзавелся фондом корпоративным. Ну а у открытого пенсионного фонда «Европа» сразу двое «родителей» — компании Sigma Bleyzer и ТBIH Financial Services Group.

Генеральный директор компании по управлению активами ТBIH—Sigma Bleyzer Александр Бойко рассказывал журналистам, что подготовка к созданию фонда продолжалась год. Только работа над уставом, прописывающим взаимоотношения с вкладчиками, пенсионные схемы и пр., заняла четыре месяца. Но регистрация в ГКРРФУ отнюдь не значит, что НПФ может привлекать участников и начинать собирать деньги для последующего инвестирования.

Прежде предстоит сформировать совет фонда. Члены совета (как, впрочем, и работники компании-администратора) должны сдать квалификационный экзамен, для подготовки к которому могут пройти обучение. Первую группу «учащихся» проэкзаменовали 18 и 19 июня в Киеве. Затем совет фонда должен будет заключить договора с администратором (а ни одна из таких компаний пока не получила в Украине лицензию — все еще не закончено создание нормативной базы), а также с компанией по управлению активами и банком-хранителем. Прежде чем вкладывать деньги, необходимо разработать и утвердить инвестиционную декларацию. Соблюдение ее норм будет отслеживаться и по горизонтали (другими участниками системы), и по вертикали (регулирующим органом), так что следует потрудиться.

Но и это еще не все. Для эффективной работы фонда, возможно, потребуется создать сеть региональных офисов администратора, а также обзавестись агентами. Здесь не пройдет номер со страхагентом совковых времен или, упаси Бог, представителем «канадской оптовой компании» — нужно владеть хотя бы базовой информацией, знать места, где водятся твои потенциальные клиенты, да и подход должен быть особым. Выиграет тот фонд, который создаст достаточно прозрачную систему и сумеет заинтересовать вкладчиков своей инвестиционной политикой.

По части работы с клиентами и разветвленности филиальной сети в лидерах у нас, конечно же, банки. Как показывает июньская регистрация, ими созданы три из четырех первых фондов. Можем ли мы говорить о происшедшем как об отражении некоей закономерности, допытывался автор этих строк у члена ГКРРФУ Андрея Рыбальченко в ходе проводившейся в середине июня в Ялте научно-практической конференции «Управление активами: стратегии и риски», организованной Украинской ассоциацией инвестиционного бизнеса при поддержке проекта АМР/США «Внедрение пенсионной реформы в Украине». Ответ Андрея Анатольевича был достаточно обтекаемым — дескать, своей регистрации в Госкомиссии дожидаются и фонды других учредителей. Большая ясность у сотрудников регулятора по другому вопросу: на первоначальном этапе в Украине финансово мощнее будут корпоративные пенсионные фонды и только со временем разовьются открытые.

Однако вопрос о банковском «происхождении» учредителей не так-то прост. Наверняка каждый солидный украинский банк пожелает создать свой фонд. Захочет ли «чужой» пенсионный фонд воспользоваться услугами этого банка как хранителя? Маловероятно. Точно так же, как трудно себе представить, чтобы «Азовсталь» держала свои деньги, скажем, в Приватбанке. Следовательно, надо быть готовыми к тому, что на нарождающемся рынке может возникнуть дефицит «чистых» хранителей.

Привычка к натуральному хозяйству приведет на первых порах к тому, что, перефразируя известный слоган, на рынке будут идти «свій до свого по своє». Скорее всего, создадутся дружественные цепочки: фонд (два-три фонда; больше — вряд ли, можно не справиться с продуцированием всяческих отчетов) — компания-администратор — компания по управлению активами — банк-хранитель. Как ожидается, такая дружественность снизит расходы стартового периода. Но вот обеспечит ли должный уровень доходности пенсионных активов?.. Не хочу никого пугать, но «свой» — далеко не синоним понятия «профессиональный»...

Впрочем, проблемы доходности и гарантии инвестиций нарождающихся негосударственных пенсионных фондов имеют и объективно-субъективные ограничения. Причем не только в Украине. В Болгарии в мае с.г. на 2% упали гособлигации (24% в расчете на год). И что делать, если болгарские НПФ обязаны инвестировать в них минимум 50% пенсионных активов? (В Украине ограничение несколько иное: 50% — это максимум, и вложения в госбумаги не являются обязательными).

В Казахстане, внедрившем очень крутую по европейским меркам пенсионную систему с обязательным накоплением средств, НПФ в прошлом году чуть не понесли 16 млн. долл. убытков по вине правительства. А дело было так. Гособлигации на казахстанском рынке существуют разной «длины», в том числе десятилетние. Вот именно десятилетние тамошний Минфин и пожелал погасить досрочно, на седьмом году обращения, причем не по рыночной стоимости, а, представьте себе на минуточку, по номинальной.

В Казахстане до сих пор удивляются тому, что дело удалось уладить малой кровью. Руководство тамошней ассоциации НПФ собрало пресс-конференцию и резко раскритиковало «происки Минфина», показав всю антипенсионерскую сущность планируемой акции. И сработало! Облигации таки досрочно погасили, но по рыночной стоимости.

А теперь перебросим мостик от Астаны к Киеву. Возможна ли такая ситуация у нас? А почему бы нет? Что, разве не было принудительной конверсии ОВГЗ на исходе 90-х? Что было бы с пенсионными фондами, инвестируй они тогда деньги в этот инструмент? С другой стороны, наша ситуация все-таки серьезно отличается от казахстанской: на внутреннем рынке нет предложения долгосрочных инструментов.

Уже несколько лет о необходимости существенного расширения их диапазона, о встроенных механизмам гарантирования доходности говорит на различных форумах вице-президент ОАО «КИНТО», кандидат экономических наук Анатолий Федоренко. В очередной раз он говорил об этом на ялтинской конференции «Управление активами: стратегии и риски». Внедрение в практику выпусков средне- и долгосрочных государственных и муниципальных долговых инструментов, установление по ним весомых гарантий, в том числе установление чистой доходности по гособлигациям не ниже 4% годовых записано в решении конференции в качестве одного из пунктов совместного приложения усилий Украинской ассоциации инвестиционного бизнеса и представителей государственной власти...

Вторая разновидность рисков, связанная с уровнем корпоративного управления, обсуждалась в кулуарах ялтинской встречи на очень конкретном и свежем примере — реорганизации структуры собственности Николаевского глиноземного завода. Вот они, зигзаги судьбы: кто на заре сражений, сопровождавших приватизацию одного из «вкуснейших» украинских предприятий, мог бы предположить, что акции НГЗ превратятся для нескольких десятков тысяч «незнатных» акционеров в пустые бумажки, да и с теми придется не по своей воле расстаться...

По сути — грабеж среди бела дня. Согласно букве закона — все в пределах компетенции общего собрания акционеров: пожелали кинуть своих «мелких» собратьев, поставив им заведомо нереальные условия переоформления собственности, — и кинули. Единственная зацепка для юристов — в том, что украинское законодательство, в отличие от, скажем, российского, не предусматривает принудительного выкупа акций по решению собрания.

В материалах Ялтинского форума записано: «Факты нарушения прав миноритарных акционеров собственниками крупных пакетов акций, менеджментом акционерных обществ путем консолидации акций через механизм значительного увеличения их номинальной стоимости или размывания пакета акций при проведении дополнительной эмиссии свидетельствуют об отсутствии в Украине цивилизованного корпоративного управления. Отсутствие законодательной базы для урегулирования корпоративных конфликтов существенно влияет и на привлекательность украинского фондового рынка в целом и доверие к институтам совместного инвестирования в частности».

Как на мой взгляд непрофессионала, институты совместного инвестирования — как обкатка идеи инвестирования чужих денег в разные «корзины», или по-научному, диверсификации, — пока еще не дали в Украине сколь-нибудь впечатляющих результатов. Специалисты говорят обтекаемо: «Диверсификация не пользуется спросом». Действительно, в соответствии с законом об ИСИ, фонды создаются преимущественно венчурные (или недиверсифицированные), что не способствует проверке на практике нормативов инвестирования и не создает спроса на новые, более надежные и современные фондовые инструменты. Но ситуация изменится с началом практической работы НПФ, с которых мы и начали разговор.

Что лучше приживется и разовьется на нашей почве — ИСИ или НПФ, будет зависеть от множества факторов, в том числе и такого важнейшего, как налогообложение. Однако это тема другого разговора. А пока — несколько прогнозов.

Рынку негосударственного пенсионного обеспечения пророчат динамичный рост. Оценки на сей счет существуют разные. В ГКРРФУ говорят о 10 млрд. грн. к 2010 году. Иное мнение у специалистов Американского агентства по международному развитию США и компании ПАДКО, которое в Ялте озвучил г-н Грег МакТаггарт: до 10 млрд. грн. на десятый год существования. Причем это не учитывая вчетверо большей системы льготных пенсий, которые, согласно новому пенсионному законодательству, вскоре также будут выплачиваться из средств НПФ, инвестированных туда работодателем.

15 компаний в Украине уже обзавелись лицензиями, позволяющими им управлять пенсионными активами. Теперь главное — получить возможность проявить свои таланты на деле.

Зеркало недели

comments powered by Disqus