Рынок

Интервью с Дэвидом Кэлландом, советником правительства РФ

Дэвид Кэлланд - человек, который знает о пенсиях все или почти все. Он один из авторов российской пенсионной реформы. А перед этим Дэвид консультировал правительства во многих регионах мира. Самым известным его проектом стало создание рыночной пенсионной системы в Чили. Дэвид Кэлланд возглавляет собственную компанию Callund Consulting, 30% которой в 2001 году приобрела PriceWaterhouse Coopers - один из лидеров мирового пенсионного рынка.

Дэвид Кэлланд - человек, который знает о пенсиях все или почти все. Он один из авторов российской пенсионной реформы. А перед этим Дэвид консультировал правительства во многих регионах мира. Самым известным его проектом стало создание рыночной пенсионной системы в Чили. Дэвид Кэлланд возглавляет собственную компанию Callund Consulting, 30% которой в 2001 году приобрела PriceWaterhouse Coopers - один из лидеров мирового пенсионного рынка.

- Стало общим местом говорить о том, что социальное государство потерпело крах прежде всего из-за демографического фактора - все меньшее количество работающих людей должны содержать все большее количество людей не работающих.

- Существуют две трактовки идеи "социального государства". Первая исходит из того, что государство должно позаботиться о тех, кто неспособен самостоятельно обеспечить себя. В Британии эту идею последовательно отстаивал лорд Беверидж. Другая трактовка предполагает гарантированную поддержку - минимальный уровень жизни - всем гражданам. Эту идею последовательно проводил на практике Отто Бисмарк, и в 1930-е годы ее взяла на вооружение Международная организация труда, проповедовавшая ее до 70-х годов. Они всегда были против идеи Бевериджа, ставшей частью британской социальной доктрины в 40-е годы.

- Тем не менее дефицит пенсионных фондов проявляется в разных государствах.

- Большая часть этих дефицитов - результат всевозможных политических манипуляций. Когда доходность на финансовых рынках была высокой, компании просто не платили деньги в пенсионные фонды по той причине, что общая стоимость их активов превышала величину обязательств, а потому подлежала налогообложению. Таким образом пенсионным фондам просто не разрешали следовать простой библейской стратегии - на смену шести успешным годам обязательно придет седьмой - бедный. В итоге, когда фондовый рынок провалился, пенсионные фонды и оказались в дефиците.

- То есть дефицита на самом деле нет? Есть лишь сознательно отложенные платежи с целью избежать высокого налогообложения?

- Фискальные органы, как обычно, сказали: смотрите, как много денег у фондов, надо их немедленно обложить налогами. Политики живут в условиях краткосрочного избирательного цикла и принимают решения, последствия которых управляемы в краткосрочной перспективе, но неуправляемы в долгосрочной.

- Вы были советником самой жестокой пенсионной реформы - чилийской. Для создания "нового социального государства" действительно нужна авторитарная власть?

- То, что для создания пенсионной реформы в Чили понадобилась сильная авторитарная структура, не более чем миф. Всем гражданам страны было предоставлено право выбора - они могли остаться в прежней системе или перейти на новую. Более того, они имели право возврата к старой, если их новая не устраивала.

- Смелый шаг для масштабной социальной реформы.

- Переход всячески поощрялся. Но в то же время были установлены возрастные лимиты, ограничивающие переход людей на новую систему. Правда, вскоре они были сняты из-за требований желающих перейти. В итоге в течение трех лет около 95% населения перешли на новую систему.

- Но политическая система все-таки сыграла свою роль в формировании новой модели пенсионного обеспечения?

- Да. Это прежде всего проявилось в системе контроля за управлением активами. Чилийские власти создали для менеджеров очень жесткую среду, постоянно контролируя их работу. В то время как раз развивался электронный документооборот, и инспекторы получали результаты всех операций, проведенных трейдером в течение дня.

- Какие гарантии предоставляло чилийское правительство?

- Только одну - на случай банкротства пенсионного фонда. В этом случае предполагалось объединение с другим фондом. Чилийская модель стала успешным предприятием. И за все это время не было каких бы то ни было обвалов или чрезвычайных ситуаций. Вот уже в течение 22 лет.

- Кто и как определял порядок проведения чилийской пенсионной реформы?

- Не секрет, что пенсионная реформа была неотъемлемой частью общего пакета рыночных реформ. Чилийцы в тот момент следовали рекомендациям Милтона Фридмана, который был советником чилийского правительства в то же самое время, когда и я. И они прислушивались к его мнению при проведении макроэкономической политики. Пенсионная реформа также отражала порядок, заданный Фридманом. В основе была идея здорового прагматизма - максимального сокращения роли государства, но сохранение жесткого контроля за управлением активами. И эти правила безукоризненно выполнялись.

- Каким был "чистый" макроэкономический эффект появления на чилийском рынке пенсионных фондов?

- В начале 80-х годов в Чили фактически не было серьезного рынка капиталов. Главную роль здесь играли местные банки. Можно сказать, что этот рынок сформировался в результате пенсионной реформы.

- Каким образом?

- Одновременно с пенсионной реформой в Чили проходила приватизация, которая серьезно изменила весь ландшафт. В отличие от российской там не было ваучеров, и по мере превращения государственных компаний в частные пенсионные фонды активно вкладывались в капиталы новых компаний. Пенсионные фонды приобретали новые холдинги. В итоге эти вложения помогли и самой приватизации.

- А государственные долговые обязательства?

- В это время у Чили не было долга. Но он появился. Чтобы платить те же самые пенсии, государство стало активно занимать на внутреннем рынке.

- В чем был экономический смысл этого мероприятия? Ведь создавая долги, правительство в полном соответствии с экономической логикой создавало и дополнительные обязательства для будущих поколений налогоплательщиков.

- Экономически ничего не поменялось, но психологически ситуация выглядела совершенно иначе - в отличие от прежних времен чилийцы могли видеть, сколько они заработали и сколько они будут получать в будущем. Им это нравилось. Я глубоко убежден в том, что людей интересует не только и не столько суммы будущих ежемесячных пенсионных платежей, но и размер их "пенсионного капитала".

- Разрешалось ли чилийским пенсионным фондам инвестировать в зарубежные активы?

- В начале очень немного. Постепенно нормы смягчались. И от 5% от суммы всех активов чилийские власти постепенно дошли до 20%. На это ушло 20 лет. Но в итоге реальный уровень заграничных инвестиций все равно этого потолка так и не достиг.

- Насколько активны были иностранные финансовые фонды на чилийском рынке?

- Не сразу, но со временем иностранные банки и управляющие вошли на рынок. Часть из них осталась, а другие продали бизнес местным финансовым институтам, после того как сделали приличные прибыли.

- Как повлияла общая макроэкономическая обстановка на проведение пенсионной реформы в Чили?

- В начале 80-х годов, когда начиналась чилийская реформа, возврат по долговым инвестициям составлял около 4%. Но затем все изменилось - последние двадцать лет доходность по долговым обязательствам составляла 11.5-12 реальных%. В 2001 году отдача от долговых инвестиций резко снизилась и сегодня составляет 2-2.5%, но за счет более высокого риска может быть доведена до 3-4%.

- Как вы оцениваете успехи российской пенсионной реформы?

- Несмотря на целое десятилетие, в течение которого проводится реформа, я вижу ее конструктивное будущее. В том числе и как механизма, генерирующего спрос на инвестиционные инструменты.

- Что сегодня кажется вам самым удивительным на российском финансовом рынке?

- Соотношение внутреннего и внешнего долгов. На долю внутреннего долга приходится лишь 14% всех долговых обязательств России. Я нахожу это чрезвычайно удивительным. На месте государственных менеджеров я бы постарался изменить ситуацию и перевел внешний долг во внутренний. Это сделало бы ситуацию более здоровой.

comments powered by Disqus