Россия станет страной иждивенцев

К 2025 году при сохранении текущих демографических тенденций на одного работающего жителя России будет приходиться четыре иждивенца. При этом общая численность населения продолжит сокращаться, а к середине столетия Россия вымрет на одну треть.

К 2025 году при сохранении текущих демографических тенденций на одного работающего жителя России будет приходиться четыре иждивенца. При этом общая численность населения продолжит сокращаться, а к середине столетия Россия вымрет на одну треть. Об этом на заседании рабочей группы Совета по конкурентоспособности и предпринимательству заявил министр регионального развития РФ Владимир Яковлев.

Бывший мэр Петербурга нарисовал мрачную картину, далекую от традиционного правительственного оптимизма. По его словам, уже сейчас ситуация в сфере трудовых ресурсов ужасающая: «Из двадцати миллионов трудоспособных мужчин – один миллион наркоманов, один миллион в тюрьме, четыре миллиона под ружьем, пять миллионов безработных и четыре миллиона – алкоголики». И это на фоне того, что четырнадцать лет подряд население страны сокращается: естественная убыль населения за это время составила 10,4 млн человек, и только благодаря миграционным потокам население в итоге уменьшилось только на 5,3 млн человек. Но оно продолжает сокращаться, причем из 134 крупных городов (за исключением городов федерального значения) рост населения демонстрируют только Ростов и Волгоград. Из 89 регионов население хоть как-то растет в семнадцати, при этом на первом месте по рождаемости стоит Чечня. Активное социально-экономическое развитие большинства регионов под вопросом, подчеркнул Яковлев.

Эксперты отмечают, что в некоторых аспектах своей речи министр, возможно, несколько сгустил краски. В «мужской» статистике, в частности. «Безработные», например, могут быть одновременно и «алкоголиками», могут пересекаться и другие категории, так что трезвых и работающих в конечном счете может быть несколько больше. Многие призывают не торопиться и с прогнозами.

«Пока нет официальных демографических прогнозов, разрабатываемых Росстатом на основании данных переписи населения, я бы был осторожен по части разного рода предсказаний, – сказал RBC daily заведующий лабораторией прогнозирования трудовых ресурсов ИНХ РАН Андрей Коровкин. – То есть ситуация с рождаемостью и смертностью еще более-менее ясна, а вот с миграцией не все понятно. Перепись 2002 г., например, продемонстрировала расхождение с текущими статистическими данными почти на 2 млн человек. Хотя, безусловно, все имеющиеся прогнозы так или иначе показывают сокращение численности населения».

«Я бы не был столь пессимистичен в прогнозах, – заявил вице-спикер Госдумы Сергей Бабурин. – Те, кто говорит о полном вымирании страны к такому-то году и т. д., плохо знают наш народ. Он выживал и поднимался, находя выход и не из таких ситуаций, и история XX столетия, которую еще помнят ныне живущие поколения, это доказывает. Хотя нынешние проблемы, безусловно, остры, и весьма любопытно слышать столь откровенное признание их наличия из уст чиновника правительства. Того самого правительства, которое недавно отписало в ответ на инициативу о поощрении многодетных семей, что, мол, оно приведет к "социальному иждивенчеству"».

Эксперты отмечают, что на уровне правительства демографическая проблема стала в последние годы по крайней мере признаваться, и это уже плюс. Правда, от признаний до конкретных дел еще не близко. Прежний премьер Михаил Касьянов говорил вслед за президентом о том, что проблему надо решать популяризацией здорового образа жизни, а также правильной миграционной политикой. При новом премьере Михаиле Фрадкове появилась рабочая группа «Демография и трудовые ресурсы» – на ее заседании и выступал вчера г-н Яковлев. Но дальше выступлений дело не идет – видимо, перед правительством ставятся более «решаемые» задачи – удвоение (неясно, правда, к какому году) ВВП и сокращение бедности. Последняя задача, возможно, даже «облегчается» демографическим кризисом – статистики смертности по социальным категориям, правда, нет, но можно предположить, что вымирают в первую очередь как раз самые бедные слои населения.

Что касается прогнозов на отдаленное будущее, то некоторые эксперты все-таки рискуют их делать. «Министр Яковлев не сказал и о другой стороне демографической проблемы – к 2025 году, который он считает пиком кризиса трудовых ресурсов, могут сократиться не только ресурсы, но и территория страны, – говорит сотрудник Института политического и военного анализа Александр Храмчихин, – к востоку от Байкала, а то и Енисея (опять же при сохранении существующих тенденций), того гляди, будут развеваться уже китайские флаги. На Северном Кавказе прямое отторжение территорий менее вероятно просто потому, что сил у Грузии или Азербайджана не так много, как у Китая. Но и там рост конфликтности в свете демографических процессов, миграции, увы, весьма вероятен».

Единственный ныне видимый шанс исправить ситуацию, считает эксперт, – «полная интеграция мигрантов в нашу социально-культурную среду, как в США. Но пока наше общество не готово к такому повороту событий, и ситуация у нас развивается скорее как в Западной Европе. А там в большей степени мигранты начинают ассимилировать коренных жителей, нежели наоборот». Тем не менее, говорит Александр Храмчихин, считать, что ситуация предопределена окончательно, нельзя: «По сути, остается не один вариант развития событий, а как минимум два: через 20-25 лет мы или найдем выход из создавшейся ситуации, или нас как государства уже не будет».

comments powered by Disqus